Передача убыточного завода в Каинды новым владельцам. В сделке видны следы экс-жены депутата и спецслужб

Иликтөөлөр

Цеха и территория убыточного завода в Каинды перешли компании, связанной с бывшей женой депутата Алиярбека Абжалиева. После передачи имущества предприятия государство, владеющее 24,79 процентами акций завода, фактически осталось ни с чем, а сама сделка происходила на фоне операции спецслужб.





















Одно из некогда крупнейших предприятий Кыргызстана, оставшееся стране в наследство от Советского союза, переживает не лучшие времена. Уже более 15 лет кабельный завод в Каинды не приносит существенной прибыли.

Пришедшие в 2018 году новые акционеры и вовсе передали имущество завода другой компании в обмен на погашение долгов предприятия. После этого «Каиндинский кабельный завод» фактически остался без своих производственных мощностей — промышленных зданий и территории — и теперь существует только лишь на бумаге.

Владельцы имущества завода — кыргызская компания «Металл-Кен» — обещает запустить новое предприятие на базе старого, но не для производства кабелей, а для переработки металла.

Однако сделка по передаче имущества, возможно, оказалась не столь обычной, как ее преподносили.

Как выяснили журналисты «ПолитКлиники», в передаче имущества была замешана экс-жена депутата Алиярбека Абжалиева, сватья экс-президента Сооронбая Жээнбекова — ее родственники передали ей имущество завода, войдя в состав акционеров убыточного предприятия.

Сам процесс переписывания имущества сопровождался другим событием — операцией спецслужб в отношении пользователей основного цеха предприятия.

Фонд по управлению государственным имуществом Кыргызстана, владеющий 24,79 процентами акций завода, остался недоволен тем, что государство по итогам передачи имущества осталось ни с чем и пытается через суд отменить итоги собрания акционеров.

Сам Абжалиев утверждает, что его бывшая жена самостоятельно ведет бизнес, а он в него не вмешивается. Его экс-супруга оказалась недоступна для комментариев. Само новое предприятие надеется скоро запуститься при поддержке нового правительства.

Советское наследие

Завод в Каинды заработал в 1960 году и начал производить кабели, которые использовались в том числе и в военной промышленности. К середине 1970-х кыргызское предприятие снабжало своей продукцией более 60 городов СССР.

Как вспоминает один из ветеранов предприятия, работать на заводе было престижно — зарплата и условия были высокими по меркам того времени, а устроиться туда на работу можно было «только по блату».

«Работал здесь по восемь часов — и обед, и душ были. Мы приходили и уходили в чистой одежде. Если смотреть на зарплату, то это было 170-180 рублей, 1971 год, — вспоминает бывший станочник завода, проработавший там 34 года. — Мы ежемесячно заполняли два холодильника, покупали продукты, привозили конфеты в коробках».



Фрагмент из кинохроники "Советская Киргизия", найденный и опубликованный исследователями из организации «Лаборатория Си». Сюжет рассказывает о запуске нового цеха на кабельном заводе.

Первые существенные проблемы завода начались в 1990-е с распадом Советского союза, когда Кыргызстан и другие республики объявили о своей независимости. Тогда же подобные проблемы испытывали большинство советских предприятий — в будущем часть таких заводов приватизировали, а другие продолжили работать на государство.

«Потом все стали продавать, нас — всех рабочих — сократили, и все пошло на спад. Тяжело было всем, особенно когда стали все разрушать, платить зарплаты было нечем, завод был нам должен», — вспоминает бывшая сотрудница завода.

Смена акционеров и отсутствие документов

Восстановить полную хронологию смены акционеров в предприятии довольно сложно. Фонд по управлению госимуществом (ФУГИ) говорит, что документы на завод были потеряны в ходе революций в Кыргызстане в 2005 и 2010 годах, а отчеты акционерного общества на сайте фондовой биржи доступны не за все годы деятельности.

Из остаточной информации ФУГИ известно, что 35 процентов акций достались сотрудникам предприятия, а 4,95 процента были проданы на купонных аукционах. Вероятно, это случилось в 90-е годы — это подтверждают газетные архивы за тот период.

Исходя из информации фонда, разных интервью и газетных статей за конец 1990-х и начало 2000-х, оставшиеся 60,5 процента акций меняли своих владельцев — от государства до неизвестных акционеров из России, юридических и физических лиц.

Самый ранний общедоступный документ об акционерах завода оказался за октябрь 2012 года. Из него следует, что контрольным пакетом из 67 процентов акций завладели трое акционеров из России, а государство в лице ФУГИ имеет 24,79 процентами акций.

С распадом Советского союза предприятие пыталось работать в условиях свободного рынка, но к началу 2000-х оно уже не выдерживало конкуренции. Завод взял кредит на развитие, оставив в залог свое имущество, но затем не смог его выплатить, и долг остался.

Как сообщили в Агентстве по привлечению инвестиций, с 2005 года «Каиндинский кабельный завод» так и не приносил прибыль.

















Надежды на перезапуск

С 2011 по 2017 годы во времена президентства Алмазбека Атамбаева на заводе побывало несколько правительственных делегаций, которые говорили о том, что предприятие необходимо возродить.

После визита одной из таких делегаций в начале 2013 года правительство предложило другим государственным предприятиям заказывать продукцию на «Каиндинском кабельном заводе» и сперва пошли первые заказы, но на них же сотрудничество ограничилось.

Чиновники также возлагали надежды на вхождение Кыргызстана в Евразийский экономический союз, в котором страна в итоге оказалась в 2015 году. Расчет был на то, что для кыргызского кабельного завода откроются новые рынки сбыта. Но и эти надежды, судя по всему, не оправдались.

Директор завода Бектур Калыков и правительство видели одной из проблем завода неконкурентоспособность — предприятие не может соревноваться с китайской продукцией, которая заполонила рынок настолько, что ей пользуются даже другие кыргызские государственные предприятия.

«К сожалению, очень многие клюют именно на дешевизну продукции, остальное никого не волнует», — говорил Калыков в издании "Вечерний Бишкек".

За месяцы до избрания президентом Сооронбая Жээнбекова в ноябре 2017 года, было решено остановиться на продаже предприятия.

Заместитель председателя Агентства по продвижению и защите инвестиций Нурадил Баясов говорит, что переговоры с разными инвесторами продолжались с 2017 года, а сама передача имущества завода новым владельцам состоялась в 2018 года.

Возможно, что с новыми владельцами цеха предприятия вновь заработают, новая компания начнет приносить прибыль и пополнять бюджет за счет налогов, однако сейчас в истории видится немало серых пятен.

Китайский инвестор и влиятельный посредник

Новым владельцем цехов завода оказалась кыргызская фирма «Металл-Кен» с китайскими со-владельцами из компании Fujian Taihao International Trade. Со слов Баясова, инвесторам показывали несколько предприятий в Кыргызстане, но они выбрали завод.

При этом, инвесторы не стали выкупать акции «Каиндинского кабельного завода», а решили разными путями приобрести производственные мощности и недвижимость предприятия.

Процесс передачи имущества проходил с мая по август 2018 года и происходил с привлечением посредников — ими оказались бывшая жена депутата Алиярбека Абжалиева, свата экс-президента Сооронбая Жээнбекова, и ее родственники.

В частности, экс-супруга депутата Гулсара Сулайманова оказалась со-владелицей «Металл-Кена» вместе с китайской компанией, а муж ее сестры Айбек Турдубаев и брат Кушбак Сулайманов вошли в состав акционеров «Каиндинского кабельного завода».

Сперва в середине мая 2018 года «Металл-Кен» приобрел часть имущества завода через договоры купли-продажи, а затем к процессу подключились Турдубаев и Сулайманов. К середине июля они завладели контрольным пакетом и инициировали собрание акционеров, на котором проголосовали за передачу имущества «Металл-Кену» в счет погашения долга — то есть фактически своей родственнице и китайским инвесторам.

Почти вся недвижимость завода перешла во владение «Металл-Кена» к концу августа 2018 года. Но так как часть имущества была заложена в качестве долга, то его передавал не только сам завод, но еще и компания, владеющая правом требования этого долга.

На момент передачи имущества этим правом владела компания Crannet Corporation, о которой нет почти никаких сведений, однако компания с полностью идентичным названием зарегистрирована в офшорной зоне Британских Виргинских островов.

Единственное и самое важное, что не смогла еще получить «Металл-Кен» — это основное здание предприятия, которое оказалось в пользовании кыргызской компании «Таргет Компани». В конце апреля и мае того же года это здание арестовал ГКНБ в ходе операции против махинаций на возвращении НДС, задержав учредителей «Таргет Компани».



Сотрудничество с ГКНБ

Как стало известно «ПолитКлинике», в тот же май произошло другое событие, связанное с экс-женой Абжалиева и спецслужбами. Компания «Аскарэнерго», которой она тогда владела вместе с Айбеком Турдубаевым, построила себе офис на территории ГКНБ и начала поставлять электроэнергию в коттеджи спецслужб в западной части Бишкека. Эта же компания позже начнет поставлять электроэнергию на территорию самого завода.

Когда журналисты спросили ГКНБ о сотрудничестве с компанией экс-жены Абжалиева, спецслужбы сухо ответили: «Настоящим сообщаем, что [ГКНБ] не обслуживается у "Аскарэнерго"».

Таким образом к концу 2018 года «Металл-Кен» оформилась как новый владелец цехов и территории «Каиндинского кабельного завода», оставив акционерное общество существовать только лишь на бумаге.

«Ни копейки»

Сейчас Фонд по управлению госимуществом пытается оспорить законность собрания акционеров и вернуть имущество завода, но пока безуспешно.

Представитель фонда, начальник управления по управлению акционерными обществами Тимур Малбашев сказал «ПолитКлинике», что в 2018 году новые акционеры сообщили ФУГИ о готовящемся собрании, но в действительности провели его в другое число.

«Нас как одного из акционеров проинформировали. В решении не указано, какие вопросы будут рассматриваться. Потом нас просто обвели вокруг пальца и провели собрание на следующий день. Позже мы узнали, что присоединилась китайская компания», — сказал он.

По словам Малбашева, государство «ни копейки» не получило от этой сделки, хотя владеет 24,79 процентами акций — в уже пустом предприятии, оставшемся без своих производственных мощностей.

«Собрание акционеров прошло с нарушением закона, и мы судимся, говоря, что не согласны с этим. Единственный законный способ — отменить это решение. Есть только два пути: либо мы должны всех акционеров собрать и уговорить их отменить те решения, либо мы должны обратиться в суд и отменить решение судом. На первый способ не согласились, а потом мы выбрали суд», — сказал он.

Сам Абжалиев отрицает свою причастность к бизнесу бывшей жены, утверждая, что не вмешивается в него. Депутат также передал журналистам контакты бывшего представителя «Металл-Кена», который подтвердил некоторые факты передачи имущества и сказал о том, что ФУГИ сами не пришли на собрание акционеров.

Экс-жена Абжалиева оказалась недоступна для комментариев. После попыток связаться с ней на журналистов вышла одна из депутатов парламента и сказала, что хочет «договориться» от имени Абжалиева, чтобы «ПолитКлиника» не публиковала про завод.

Несмотря на то, что сам Абжалиев отрицает свою связь с бизнесом бывшей жены, источники из правительства прямо называют новое предприятие «абжалиевским».

Сам же «Металл-Кен» в своем официальном ответе журналистам написал, что компания реализует инвестиционный проект по строительству металлообрабатывающего завода, запуск которого планировался на третий квартал 2020 года.

Однако в связи с пандемией коронавируса компания отложила запуск.

После того, как журналисты начали интересоваться деятельностью завода, на него в ноябре 2020 года организовали визит правительственной делегации, которая пообещала помощь компании с поставками оборудования и привлечением рабочей силы.

Сейчас правительство надеется, что компания, проинвестировавшая в производство 50 млн долларов, запустится в первом квартале 2021 года и трудоустроит две сотни человек из Каинды и близлежащих населенных пунктов.

Автор: ПолитКлиника медиа
Менторы: Эльдияр Арыкбаев, Атанас Чобанов, Владимир Тхорик
Фактчекер: Инна Кывыржик

Расследование создано при поддержке проекта TRACK, осуществляемого Интерньюсом в Кыргызстане, и является независимой работой редакции. Мнения, высказанные в данном материале, не обязательно отражают позицию Интерньюса и его партнеров.